Хобби и отдых

Филателия – досуг или бизнес?

Начало истории марок

Сколько может стоить клочок бумаги? Если это эскиз великого художника или автограф знаменитого писателя (даже просто письмо или записка), то много, может быть — десятки тысяч долларов. Если это подписанный богатым человеком чек, то его цена тоже может оказаться равной написанной на чеке цифре. Но еще очень большой может оказаться цена старого конверта, если на нем наклеена редкая почтовая марка.

Атрибуты филателиста — альбом для марок, каталоги почтовых марок и лупа

Вообще, в коллекционировании марок есть некое сумасшествие. Можно понять коллекционеров монет. А как понять тех, кто коллекционирует этикетки со спичечных коробков или погашенные, т. е. использованные, аналоги квитанций об оплате почтовых услуг?

Обратимся к истории…

При феодализме, в условиях замкнутых на себя хозяйств феодалов, обмена корреспонденцией практически не было. Немногочисленные гонцы перевозили королевские приказы феодалам (которые часто и вовсе были безграмотны), купцы посылали опись товара, пересылаемого в караване, или в обозе, и, возможно, краткие сообщения о произошедших у купца изменениях и местных новостях.

Все изменилось с началом развития ремесел, торговли — с началом капитализма. Количество грамотных начало увеличиваться, обмениваться письмами стало модным. А купцам было просто необходимо обмениваться деловой корреспонденцией.

Почтовые марки Маврикия, Розовый и Голубой Маврикий, 1847 год, 1 пенни и 2 пенса, являются одними из самых редких и ценных почтовых марок в мире

В государствах появились почтовые службы. Захотел послать письмо, скажем, из Москвы в Нижний Новгород, иди в почтовое отделение, там заплати за пересылку корреспонденции и сдай письмо. На письмо поставят штемпель «Оплачено», тебе выдадут квитанцию об оплате, после чего письмо поедет почтовой каретой туда, куда тебе надо.

Наличие живых денег и сложность почтовых тарифов развращающе действовало на почтовых чиновников. В разных конторах одного города у разных чиновников доставка одинаковых писем в один и тот же город могла сильно отличаться. Тарифы были весьма сложными для понимания простым людом. В итоге у чиновников появлялись нетрудовые доходы, на всех конвертах ставили штамп «Оплачено», а казна недосчитывалась денег. Да и людей, посылавших почту, обманывали.

Что с этим можно поделать? И тут пришла новость о том, что в Англии придумали упростить оплату пересылки почты, придумав почтовые марки, поступившие в обращение в начале мая 1840 года.

За пересылку единицы веса на единицу расстояния полагалось брать единичную цену. Один пенни, как уже было в городской «пенни-почте» — за пересылку почтового отправления весом до фунта в пределах Лондона.

Причем были выпущены марки, обозначенной стоимостью один пенни, и маркированные конверты, украшенные отпечатанными на них марками в один пенни. Процесс пересылки письма сильно упростился. Купил маркированные конверты. Когда захотел отправить письмо, взял один из маркированных конвертов, вложил в него написанное письмо, кинул в почтовый ящик — и все! Его достанут из ящика, проштемпелюют марку, мол, «погашено», и отправят письмо по назначению.

Украсть наверняка можно и тут, но гораздо труднее. Ты платишь деньги, получаешь на эту сумму почтовые марки, наклеиваешь марки на конверты — и отсылаешь. Коррупционная составляющая резко сократилась!

Следом за Англией почтовые марки торжественно прошествовали по всей Европе, потом по Америкам и Азии. Конверты, приносимые почтальонами, перестали быть «просто конвертами». На них были наклеены марки. Если письмо было объемистым, а расстояние пересылки большим — на конверте оказывалась не одна, а несколько марок, часто разного номинала и разного цвета.

Нашлись люди, отклеивавшие эти марки от конвертов и сохранявшие их. Более того, их начали коллекционировать, появились первые филателисты. Директор Французского почтового ведомства месье Вандал (ну, фамилия у него была такая) выступил с разоблачением вероятных жульнических планов появившихся коллекционеров и предложил запретить коллекционирование марок — филателию. Увы, это не получилось.

Для большей надежности и простоты подсчета каждой цене марки стали присваивать свой цвет, а вскоре, в зависимости от цены, марки стали различаться и рисунком. Почтовые службы развивались, марок самых разных видов печатали все больше. Колониальные империи охватывали весь земной шар. В самом начале эры марок человеческая составляющая в их производстве была очень велика. А значит было много ошибок.

И спустя время люди, собиравшие марки, вдруг спохватились, и редкие марки резко начали расти в цене… Эпоха романтики для филателистов закончилась, началась эпоха бизнеса в филателии.

 

Бизнес на марках

В самом начале истории марок они были просто знаками оплаты. Настолько, что даже первые попытки их собирать (уже погашенные марки) вызвали подозрение у правительственных чиновников в возможных попытках злоупотребления. Но затем тучи над филателистами рассеялись, появились общества филателистов.

Люди обменивали гашеные марки разных выпусков, продавали и покупали их. Для того чтобы проще распознать номинал марки, их часто делали на цветной бумаге различного цвета. Марки одной цены — зеленые, другой — желтые или розовые. Свой цвет бумаги для каждой цены, чтобы не перепутать. Поскольку человеческая составляющая в производстве марок тогда была очень велика, то при их производстве случались ошибки. Время от времени то лист для марок возьмут не того цвета, то при допечатке лист перевернут вверх ногами, а почтари и покупатели не слишком-то разбирались. Купил, лизнул, приклеил, кинул в ящик. Из ящика письмо взяли, проштемпелевали — и отправили. Получивший письмо человек разорвал конверт и выбросил — его интересовало только письмо.

Спустя годы выяснили, что марок какого-то выпуска осталось всего несколько десятков экземпляров, или и того меньше. При общем тираже в десятки и сотни тысяч экземпляров было произведено несколько десятков «не совсем таких марок» — и за ними начали охотиться коллекционеры. Редкие марки резко начали расти в цене…

Началась эпоха бизнеса в филателии.

Первая марка Швеции, 3 скиллинга банко, 1855 г.

В 1855 году Швеция выпустила свои первые почтовые марки. Номиналы их были 3, 4, 6, 8, 24 скиллинга (в качестве денежных единиц Швеции тогда были риксдалеры, мелкой долей которых и были скиллинги). Для марки каждого номинала был свой цвет бумаги. Зеленый, синий, серый, желтый и красный. Для марки в 3 скиллинга цвет был зеленый.

Прошли годы. Деньгами в Швеции стали кроны и эре, были выпущены новые марки, когда школьник вдруг обнаружил на старом письме желтую марку, цена которой была 3 скиллинга, т. е. ей бы надо было быть зеленой! Школьник сделал свой бизнес, продав старую марку аж за 7 крон! Редкая марка переходила от коллекционера к коллекционеру, постепенно дорожая. Выяснилось, что других таких не сохранилось. В последний раз ее продали за 2.300.000 долларов…

Первая марка Неаполя, 1858 г.

Правительство Сицилии успело выпустить только один выпуск марок в 1859 году (Италия объединилась в 1861 году, вот и не стало независимой Сицилии). Марки разных номиналов были разного цвета, марки самого маленького номинала (пол-грано) были желтого цвета.

Марка Неаполя, 1860 г.

Поскольку цвета тогда гуляли от партии к партии, теперь известны марки от бледно-желтого до оранжевого цветов, причем самые редкие из них на аукционах в наши дни идут по 20.000?30.000 евро. Но недавно на одном старом конверте из архива была обнаружена пара марок «того самого выпуска», по половинке грано — но синего цвета! Одну продали за 1.860.000 долларов, а зато вторую, правильно организовав рекламу, за 2.730.000 долларов!

Поздняя реконструкция «Британской Гвианы» (отчётливо видны все надписи и детали рисунка)

Дороже всех марок в мире — марка Британской Гвианы, 1856 года выпуска. Марки были нужны, а доставка запаздывала. Местный почтмейстер получил разрешение отпечатать марки на месте. В те времена строгих канонов получилось нечто экстраординарное! Заказ был выполнен на красной бумаге, марки были восьмиугольными, с изображением шхуны и личной подписью почтмейстера.

Марку выпустили, использовали, из метрополии пришли настоящие, нормальные марки для дальней колонии… Ан, через 20 лет в чьем-то архиве одну такую марку обнаружил неравнодушный человек и написал о своей находке. О марке заговорили. Поднялся дикий ажиотаж, и ее продали аж за 150 фунтов стерлингов! Шло время… В последний раз ее продали за почти 9.5 миллионов долларов! Перепутанные цвета бумаги, надпечатки, сделанные по ошибке то ли боком, то ли вверх ногами, отсутствие зубцовки на марках — и филателисты готовы были заплатить за уникальную вещь в тысячи раз больше, чем за нормальные марки!

Франклин Делано Рузвельт начал собирать марки с детства. Сам он утверждал, что коллекционирование спасло ему жизнь, когда в самом начале его политической карьеры он заболел полиомиелитом и остался после болезни парализован от пояса и ниже. Увлечение спасло его от депрессии, а деятельный характер заставил вернуться в политику и стать победителем. У него была великолепная коллекция марок, он любил собирать редкие марки.

Особенно много у него было марок США с опечатками. Их находил для него главный Почтмейстер США. Правда, спустя некоторое время, Рузвельт узнал, что опечатки делались специально для его коллекции. Афера подхалима закончилась его увольнением. Но марки в коллекции остались. Все-таки редкости. Хоть и сделанные на заказ.

Бывало с марками и по-другому: был напечатан тираж специальных «газетных» марок — на бумажных бандерольках, в которые заворачивали газеты, плата почте за доставку. Утром человек брал газету, рвал бандерольку и читал газету за завтраком.

Выпущено таких «газетных» марок на бандерольках — уйма, миллионные тиражи! А сколько их не порванных оказалось через несколько лет? Вот то-то — их же уничтожали не думая, так что из миллионов марок целыми осталось сколько-то десятков. А коллекционеры, пронюхав, начали их поиск. Так сколько будет одна такая марка стоить? Тысячи и многие тысячи!

Когда-то и я собирал марки и никогда не мог понять этой страсти выкидывать деньги на ветер «за редкость». Где логика, где здравый смысл? Можно понять красоту коллекции, если в ней собраны, скажем, все марки, выпущенные в стране за определенный период. Но платить бешеные деньги за перевернутую надпечатку или за неправильный цвет?..

Бизнес на марках в СССР и в наше время

Дети обожают что-то собирать. То ли солдатиков, то ли этикетки со спичечных коробков, то ли что еще. В советские времена монеты дети собирали крайне редко — не было у нас в наличии достаточного количества монет, наоборот, была куча потребностей, дабы их тратить. А вот прикупить копеек за 40 большой пакет гашеных марок, чтобы потом их долго-долго разбирать: что в коллекцию, что в обменный фонд — было и не слишком дорого, и очень интересно.

Так как же развивалась продажа марок вообще и гашеных марок в частности? В самом начале своей истории марки были просто средствами оплаты. Маленькими, некрасивыми… Просто средством оплаты почтовых тарифов.

Но очень скоро предприимчивость взяла верх и марки стали делать красивыми. А люди начали покупать не только марки для оплаты почтовых сборов, но и для коллекционирования.

Письменное упоминание о первом торговце марками относится к 1851 году, в Англии. В одной из газет Бирмингема было напечатано объявление некоего Т. Смита, который взамен нескольких маркированных и уже проштемпелеванных конвертов (прошедших почту, гашеных) готов был отдать несколько почтовых марок, причем негашеных. Это объявление от 22.03.1851 г. навсегда занесло в анналы истории и самого Т. Смита — как первого торговца, признающего за товар гашеные почтовые маркированные конверты, так и его магазин в доме 20 на Бревер-стрит у Голден-сквера в Бирмингеме — как первую филателистическую торговую точку.

Вначале коллекционирование марок назвали «маркоманией», а кроме этого «тембрологией» или «темброфилией» (от timbre (фр.) — почтовая марка). Наконец общий термин «филателия» появился в статье Ж. Эрпена, напечатанной во французском журнале «Коллекционер почтовых марок» в 1864 году.

«Филателия служит дружбе народов», марка СССР «День коллекционера», 1960 г.

Термин «филателия» был признан наиболее удачным, т.к. он составлен из греческих слов phileo — люблю, и atelia — освобождающий от оплаты, посему под термин филателия подпадают не только марки, но и маркированные конверты или открытки, специальные гашения и прочее

Количество филателистов во всем мире росло, начали открываться журналы для них, в 1862 году — в Англии, на следующий год — в Германии, а потом и по всему миру. Филателия начала превращаться в бизнес мирового масштаба. В 1861 году вышли первые каталоги марок в Англии и Франции. И все завертелось…

В деле появился серьезный капитал. А капитал идет туда, где есть прибыль. А прибыль есть там, где люди готовы раскошелиться.

Вскоре число филателистов стало исчисляться миллионами, во многих странах появились общества филателистов. Поняв, что появилась возможность заработать, начали усиленный выпуск новых марок и государственные почты многих стран. Например, в СССР выпускали некоторые марки в большем количестве, чем было нужно для почтовых нужд, причем «лишние» марочные листы выпускались сразу гашеными и продавались оптом — для филателистов.

Почтовая марка Островов Гилберта и Эллис 1976 года с надпечаткой для использования в Тувалу и с надпечаткой «Образец»

Весьма известны почтовые марки Тувалу. Красивые, недорогие. Выпускают и просто марки, и сцепки марок, и блоки, и гашеные, и негашеные… Ну зачем нескольким островкам в Тихом океане такая куча марок? А коллекционеры рады — и красиво, и недорого. Интересно, а само Тувалу имеет хоть какую-то выгоду от того, что где-то в Европе или Америке печатаются вроде как почтовые марки от их имени?

В общем, в наше время дело более чем раскручено и кормит уйму народу. Печатание каталогов марок — постоянный и хороший заработок. Производство и продажа альбомов для марок — отличный заработок. Печатание марок разнообразных государств Тувалу или «островов Зеленого Мыса» — великолепный заработок.

А «конверты первого дня»? Конверт с оригинальным рисунком и наклеенной на него маркой, соответствующей рисунку, проштемпелеванной специальным «штемпелем первого дня продажи», сходу становится раритетом — ну сколько тысяч таких конвертов за день наштемпелюют?

А ведь если подумать, это просто кусочек бумаги с рисунком, ценой и штампом сверху — «Оплачено»…

Игорь Вадимов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close